Dogs: Madness games

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dogs: Madness games » временная аномалия » Теплые Коты. [Weiter & Asso].


Теплые Коты. [Weiter & Asso].

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Действующие лица:
Тьер, Ассо
Время:
Буквально недавно.
Атмосфера:
Окрестности сгоревшего дома, вечер, весьма погожий денек.
Цель:
Поиграем - посмотрим.

0

2

бывает же

бред какой-то. дальше будет лучше х)

До комичности готичная жизнь, со всей фантасмагоричностью обволакивающая мою живую плоть. Мягко пронизывая и обволакивая взглядом эти заброшенные, побитые временем и судьбой владения, которые полноправно считались моими, я мягко ступал по краю парапета, словно шагая по тонкому бревну, но мысли мои были далеко не со мной. Каждый раз, каждую минуту мне приходилось думать о том, как жить дальше и думать о будущем нашей стаи. Здесь нельзя тормозить, иначе в глотку присосутся, как пиявки, а после и вовсе познаешь всю сласть матушки-смерти. Добиться чего-то, стать кем-то и зачем-то - вот основная миссия местных сталкеров, и я не был исключением. А что говорить о чести - грешны все, но почему-то мои страдания на столько сильны. Я нисколько не отличаюсь от них, ведь все мы едины. Этот Мир создал нас, но не учел одного - нам дан лишь один кусок мяса. Это волновало, это бесило, но так характеризовалась эта гребанная жизнь.
Дни летели напролет, сбивая с ног меня и мгновение ощущений. Но, что бы то ни было, учит меня стоять крепко всегда на своих хоть и тонких, но ловких лапах. Это укрепляет, это нужно. Она словно дрессирует меня, готовит к чему-то более сложному и трудному. Потому наверно стоит хоть раз послушаться судьбу и не делать все наоборот. Больная голова была пуста, гоняя ветер то в одну сторону, то в другую. Что-то с настроением? Когда в последний раз я улыбался? Лишь оскал постоянно сверкает на морде, заставляя Мир вновь ужаснуться мной - кого он создал. День выдался из легких, посему и жизнь делает вокруг меня большие обороты. Признаться, в какой-то степени я был любителем тишины и одиночества. Так бывает, когда слишком долго пробываешь в очень шумной компании, а после выходишь и просто дивишься, на сколько Бог тебя все таки любит. И здесь, в лесной глуши, что умерла давно и приобрела лишь мрачные краски смерти, было совсем тихо. Ни крысеныша, ни чертовой белки, что скачет по деревьям в поисках пищи. Даже поиграть было не с кем, а ведь хотелось в очередной раз подточить свои окровавленные клыки. Игра с едой мне всегда доставляла некое удовольствие. Смотреть, как алая жидкость стекает на землю, а душа с каждым мгновением теряет себя, ее засасывает ввысь, дабы начать вскоре новую жизнь. Я бы мягко слизывал набежавшую жидкость, сглатывая со слюной, наслаждался послевкусием столь дивного напитка. Но как назло никого... совсем.
Вот уже вторые сутки мотаясь по пустым землям без дела, я совсем сбил лапы в кровь, но на морде нет и намека на какое-то неудобство, тем более боль. Кажется, за столько лет проживания здесь я к ней привык, подобно мазохисту, постоянно ищу себе на жопу приключений, но все эти местные твари настолько дико и со страхом на меня смотрят, что я еще более поднимаею свою морду ввысь, гордясь своим положением. Ведь они по стенке крадутся, когда чуют мой запах, а я лишь до боли в сердце ехидно смеюсь, оглядывая их вдаль уносящиеся хвосты. Но все это там, где я имею свою должность, обязанности, и где жалости нет места. Сейчас бредет в сторону давно сгоревшего дома совсем другой пес, он может время от времени улыбнуться, довольно задрать свой хвост и просто поприветствовать довольно своего путника, если, конечно, это будет лишь мимо проходящий. Теперь мне можно было не оглядываться и не напрягать свой мозг чем-то лишним, ведь я был на своей территории. Просто я ведь еще и параноик. Напади на меня шутливо со спины, задушу, не разбираясь, кто и зачем. Тишина все сгущалась, эти земли казались родными до упоения, ведь все здесь мрачное, напоминающее о смерти. Одиночество стоит беречь, оно является хорошим проводником в никуда. Было настолько тихо, что мои шаги по сухому асфальту казались мне барабанной дробью, ну или стуком лошадиных копыт по асфальту. И я вновь был доволен даже этим.
Boring...

+1

3

Я видела его далеко не впервые, но этот пес был незнаком мне. До жути похожий на меня, он был полной противоположностью мне, имея только маленькие, никчемные крупицы схожего. Стоя около меня, питаясь одним воздухом со мной, он был за десятки километров от меня. Чужой, непохожий на остальных, он все же тянул меня к себе. И я, наверное, согласилась бы пройти те десятки километров, которые разделяли нас, чтобы узнать его чуточку лучше, больше.
Тьер. Он добился немалого, но глядя на него, можно было сказать, что он так и остался всего-лишь пешкой на шахматной доске жизни. Возможно, то была лишь маска, надетая для многих глаз. Сейчас он выглядел по-иному. Вся эта железная хватка твердая уверенная поступь, стальной взгляд, и прочный оскал, которые в повседневной рутине украшают его сущность, исчезли. Без следа. Теперь, мне на встречу шел простой пес, которого не заботят мелкие проблемы бытия. Я невольно улыбнулась. Легко, мимолетно. Не привыкшая растягивать губы в подобных улыбках, я удивилась сама себе, поморгала пару раз и, смущенная перед собой, опустила взгляд вниз. Соглашаясь пройти немалые расстояния, отделяющие наши душонки друг от друга, чтобы узнать что-то о неизвестном мне кобеле, я никогда бы не подумала пройти то же расстояние, чтобы познакомиться с собой. Казалось бы, как хорошо ты кого-либо не знал, себя ты знаешь во много лучше. Но нет. Только не я. Уверенная в себе и не дающая слабину никому, я не пропускала мысли о том, что могу недостаточно хорошо разбираться в себе. А может, если я отправлюсь в путешествие, длинною в десятки километров, чтобы открыть его, я открою и себя? Я на мгновение задумалась. Во всяком случае, мне показалось, что это было мгновение. Когда я вновь подняла глаза, Тьер был совсем рядом. Выступив из-за руин, обваленных кусков бетона и арматуры, я чуть склонила голову, приветствуя кобеля. Да, сейчас по нему сложно было сказать, что он и есть тот самый, которому лидер группировки доверяет больше всего, но я никогда не забывала о манерах. Рассматривая его морду, незаметно заглядывая в его глаза, я пыталась уловить что-то, что дало мне хоть какой-нибудь намек о том, что привело его сюда. Конечно, вряд ли это было моим делом, но обычно мне не стоило особых усилий, чтобы понять такие вещи. Однако, я не надеялась, что мне откроется что-то, ожидая, что его взгляд тут же переменится, и я узнаю в нем прежнего Тьера.

+1

4

Заглатывая остатки пыли, сдувающиеся с теплой, почти живой земли хладным ветром, я тяжело дышал, раскрыв пасть и вытащив свой розовый язык, временами прикасаясь к нему острыми клыками и слегка прикусывая, облизывал сухие губы, что доставляло некоторый дискомфорт. Несмотря на то, что слюни тонкими струйками время от времени тянулись книзу из приоткрытой пасти, в глотке все довольно быстро пересыхало, когда я вновь начинал думать о своей жизни. В такие моменты слова летят быстрее мыслей, а мои действия, будучи совсем не обдуманные, не раз приносили мне нежеланную удачу. Наверно поэтому я бреду сейчас здесь, временами перепрыгивая на бетонные плиты, а после тихо спускаясь, выгибаясь своим худым телом и просто не замечая по началу, что мне приятная сука идет прямо следом. Оказывается, не особо важно, как ты выглядишь, главное то, как ты себя покажешь. Неоднократно снимались побои, с моей то должностью здесь вообще нужно быть осторожным, но даже при этой тихой ходьбе где-то позади, за спиной, словно ассассин, кто-то шагал по моим следам, измеряя так же темп моего продвижения; мне не особо это было важно да и не нужно, ибо какой сумасшедший надумает зайти сюда в вечернее время. Вывод был прост - кто-то из своих, по сему я спокойно затихал в прогулочном шаге, вскоре совсем став мертвой статуей.
Но, ради всего святого, моей вежливости и уважению я всегда давал дорогу, по сему, сгорбившись и поникнув головой, немного развернулся, устремив свой взгляд на того, кто смеет рушить, кажется, крепкую стену моего редкого безделья, и был приятно поражен тому, кого смог вновь лицезреть уже в неофициальной обстановке. То была всего лишь навсего Ассо, приближенная вожака, которая, по видимому, так же пыталась найти утехи в том, что просто бродила по нашим, как по мне, бескрайним землям.
- Могла бы найти место и посимпатичнее для прогулок, - не разворачиваясь, прошептал я в ее сторону, после выпрямившись и устремив морду куда-то в высь. Она зачем-то до сих пор шла за мной, и с каждым таким шагом я все больше осознавал, что дорога на двоих будет куда интереснее, авось и вечер скрасится приятной компанией, которая мне лишь душу грела. Но она не узнает об этом. Она никогда не узнает о том, что смогла завербовать холодное и каменное сердце статного кобеля, который должен думать лишь о том, как сохранить жизнь своей семье. Она давно сменила черед моих мыслей и заставила сомневаться в том, что, собственно, в этой жизни для меня важнее. Все это глупо списывал на то, что мимолетное влечение - просто она идеал, которого так не хватает моей отчужденной истории. Но, к сожалению аль счастью, зомбированный взгляд продолжал предавать, впредь словно поклоняясь ей, а уж после приветствуя вожака.
- Что ты здесь делаешь? - проверил на деле, какого это улыбнуться сущности без должной искренности. Ведь я не хочу и не могу так долго держать все это в тайне. Но уголки слюнявых губ мягко растянулись по длинной пасти, выкореживая что-то подобное улыбке. - Если ты ищешь себе компанию... - осекся, вдруг раздумывая о том, как продолжить. - ... то явно ошиблась дверью. Безразлично? Нет уж, увольте. С нетерпением ожидал ответа, развернувшись корпусом к Ассо, и не торопливо подошел к ней, деловито обходя кругом и наслаждаясь запахом при каждом глубоком вдохе. - И куда ты путь держишь, Ассо? Мне, конечно, все равно, но, как помнится, стая в другой стороне.

Отредактировано Weiter (2012-07-31 19:43:15)

+2

5

А может и нет. Может все, что я знала о нем - было лишь завесой? Завесой чего-то хрупкого, непрочного. В конце концов, кто он? Появившийся почти в одно время со мной, юнец, который быстро набрал обороты и вот уже занимает должность правой лапы вожака? Теперь, он, конечно, не такой зеленый, каков был. Теперь, его знают далеко за пределами территорий нашей стаи. И что же? Нет. Все это поверхностно, неглубоко. Вопрос заключается в ином. В том, что Тьер представляет из себя внутри, какой он там, где не видно посторонним глазам? Вряд ли кто-то из здешних сумел бы ответить на этот вопрос, будучи полностью уверенным в своей правоте. Даже для меня он оставался просто коллегой, но так ли это на самом деле? Без труда разбираясь в окружающих, я мало знала о Тьере, еще меньше я знала о себе. Боясь узнать о том, кто для меня все-таки он, я так себя ни разу и не спросила об этом. Зачем? Лучше даже не разжигать это костер, если он будет потушен холодным равнодушием того, кого ты жаждала согреть этим пламенем больше всего на свете. Задумавшись об этом, я не сразу услышала его шепот. Хотя, вряд ли я должна была его слышать, но нет, слух у меня всегда был шикарный. Вот только отвечать я не стала, спорить о вкусах можно было всю вечность. Тьер же тем делом заметно приосанился, и мои глаза заскользили по его фигуре. Поджарый живот, длинные сухие лапы, хвост, изогнутый в красивом изгибе, шелковая шерсть..все, как всегда, но почему-то теперь я смотрела на него по-иному. Взгляд его темных глаз сверлил небо, но я была уверенна, что небо его мало занимало. Запах не выдавал его мыслей, чувств, и мне было сложно догадаться, о чем он думает. Помолчав пару мгновений, он задал вопрос, который был столь популярен в подобных ситуациях. Раскрытая, уже было, в ответе пасть, не спеша закрылась, отметившись короткий звуком клацнувших зубов, когда  Тьер улыбнулся. Он продолжил кидать в меня те банальные фразы и вопросы, будто и впрямь его это интересовало. Действительно, что я здесь делаю? Я вышла из лагеря, чтобы размять лапы. Шла, без определенной цели куда-то прийти, но вот я здесь. Тьер случайно мелькнул мимо привычного пейзажа, и я двинулась за ним. Нет, я не шпионила. Желание нагнать его, может быть, провести вместе вечер, неторопливо переставляя лапы, разговаривая о повседневных делах стаи. Нас ничего не связывало, кроме того, что мы оба находились в доверии у вожака и должны были подставить ему плечо в трудной ситуации так, как он на это рассчитывал. Однако, давно желая изменить обыденные рамки отношений, я была не против нового приятеля, но только ли? Кобель же, тем временем, не спеша обогнул меня, заставив смутиться и сделать короткий шаг назад.
-А что здесь делаешь ты? Плохой вопрос, если ты не уверен, что тот, кому он был адресован, будет с тобой искренен, - окатила холодной водой, пусть вернет прежнего Тьера, который не раскидывается милыми ухмылками, мне так спокойнее. Я приторно улыбнулась, чтобы смягчить слова. Приторно, но по-доброму. Было бы глупо ждать от меня простецкой милой улыбки, - Ошиблась? А мне показалось, что ты был бы не против попутчика. Хотя бы на чуть-чуть, - в тон улыбке продолжила я.
С ответом на последний вопрос я несколько помедлила, слегка прищурила глаза и заглянула в морду Тьера. Рассказывать, как есть мне не хотелось. Да и зачем? Вряд ли он мне поверит, уж слишком это не вяжется со мной.
-Неужто я так хорошо выгляжу, что ты принял меня за глупого щенка, который в своей прогулке отошел слишком далеко от матери? Но, я бы не отказалась, если ты вызвался меня проводить туда, опасно прогуливаться тут ночью,- весело закончила я.

+1

6

Я скучный. Осознание того, что дальнейший разговор будет ей лишь в напряг, заставляло думать совсем не рационально, а в любую последующую секунду я мог продолжать удивлять сам себя, не говоря об этой суке, при виде которой у меня сперло в горле. Ком накатан размером с ядро, а я все не решался его проглотить, судорожно облизывая вмиг засыхающие губы; надеялся, что это тупое кратковременное чувство даст сбои, обреченно притихнув где-то под гнилой печенью до следующего приступа, и мне не придется испытывать для меня не привычную душевную боль. Но оно даже и не собиралось уходить, словно желая поселиться здесь на ПМЖ. Что ж, пожалуй, в моем сердце найдется место для нас двоих, я оставлю его в тайне, пока все не разрешится само собой. Просто слишком холодно оглядывая сухое тело; меня никогда еще не подводила интуиция - а она хорошая актриса.
- вопросом на вопрос? искренен? ну же, тебе придется таковой быть, иначе последствия будут не из лучших... я ручаюсь, - сухо и с ухмылкой прогортанил я, вновь выгнув шею необычной дугой, и приблизился к ее морде. Еще несколько сантиметров расстояния и боли; ее дыхание приятно обдовало жаром мою худую морду, а я уже мог разглядывать ее белоснежные острые зубки, которые могут вот-вот вцепиться в кости мертвой хваткой за подобные словечки. И она знает, что я отступлю. Не покорно, но достойно, лишь на прощание огрызнувшись, про себя в душе отчужденно скуля, что я вновь сделал не так. Одно утешает - лишь пролицезреет кривоватую и потухшую походку, так дерзко отдаляющуюся куда-то восвояси. Опять.
- у тебя встреча? - слегка дернулся, словно неожиданно пробуждаясь от мрачного сна, и отступил на шаг, все той же походкой обходя ее спереди, так невзначай слегка дотронувшись концом хвоста ее крепкой груди. Я хотел видеть ее глаза. Всегда. Ловить каждый момент побитого времени, изучать все в ее глубоких омутах, что так резко косятся на мою холку. Они были холодные, такие, кажется, не приветливые, но и не обычные. Притворство? Наверно я задел свое самолюбие и одел иную маску, которую так долго таил в закрытом сундуке, лишь бы от нее подальше. - ты только скажи, и я уйду, если, конечно, тебе все равно. Не без ехидной улыбки, перекосившейся на правую сторону пасти; я добьюсь того, что начал. Возможно это и есть именно тот момент, когда нужно лишь резко дернуть, и все перевернется, сладко обливая меня лучами доброго тепла.
Игра стоит свеч.
- ошиблась? а мне показалось, что ты был бы не против попутчика. хотя бы на чуть-чуть Самовлюбленная. Самовлюбленная сука, которая, кажется, продолжает мной начатую игру. Так утешал себя я, вновь ощущая всю горечь в холодных глазах моей возможной утраты, которую не смогу восстановить. Я просто не осилю. На ум приходили многие фразы в ответ и с самыми различными тонами, хотелось как можно четче передать мое настоящее состояние. В одно мгновение хотелось ответить резко, немного грубо, сощурив глаза, но после сразу успокаивался, расслаблял скулы, ловя себя на мысли, что веду себя как древнее дитя. Ведь я не видел ничего постыдного в том, что делало меня хоть немного счастливым. Не уходи, не заманивай, просто останься. Так просто в привычной тишине.
- не уходи, - звучит двусмысленно, но что уж ляпнул; вновь приоткрыв пасть, затаив дыхание и скромно отодвинув взгляд куда-то на второй план, я разрешал себе лишь кратковременно тихо дышать, уже подготавливая резкие фразы на ее вполне возможную довольную усмешку. Не играть с чувствами. Не играть с моими чувствами и без планов на обратный путь домой. Сам себе подал немножко духовной пищи на плотный ужин.

Отредактировано weiter (2012-08-02 02:50:35)

+2

7

Все его слова тут же потонули в дикой пляске сердца, когда Тьер приблизился ко мне почти вплотную. Секунда, и все стихло, у меня перехватило дыхание, орган, гоняющий кровь по венам, отчего-то тут же пропустил, казалось, несколько ударов. Через мгновение я с легкой неприязнью ощущала, как кровь толчками отдается в ушах, заглушая поток нахлынувших мыслей, странных и непонятных доселе чувств. Глаза, что находились в какой-то тесной близости со мной, рассматривали меня, будто пытались уловить во мне что-то.
-У тебя встреча? - разрушил. Это, как карточный домик, хватает лишь одного неаккуратного вздоха или движения и все упадет, сметая за собой предыдущие ярусы построенного. Сладкое (?) оцепенение спало и не в силах тут же надеть личину стальной повседневности, я на миг прикрыла глаза. Как по мановению палочки, на морде снова появилась невесомое ледяное отчуждение, и только где-то глубоко в глазах горел меленький огонек чего-то иного, что не принадлежало маске на морде, что уж точно не принадлежало голове, только сердцу, только тому, что все привыкли называть душой. Этот огонек отчаянно пытался растопить лед, вокруг себя, предпринимая ничтожные, как казалось бы, попытки, но которые уже успели пробить мелкие трещины в устоях моей сущности. Ему, конечно, предстоит еще немало работы до того момента, как освобожденная из ледяных оковав вода, хлынет потом потоком чувств, затопляя даже разум. Мимолетное прикосновение хвостом и, пробежавшая по телу, короткая дрожь  лишь подлили масла в огонь. Мне все еще удавалось держать ту личину, однако, мысли давно роились в голове, похожие на пчел, выкуренных из своего улья. Я не старалась находить ответы на те вопросы, что туманили мозг своим появлением. Происходящее пыталось унести меня далеко за пределы разумного, куда -то в свой мир, в свою реальность, безжалостно давя на плечи невидимым грузом событий. Слова Тьера без особых успехов врывались в уши, тонкой струйкой просачивались дальше, но сознание принимало их неохотно. Это больше походило на то, как кто-то тонет в темной жиже болота или на жертву, обреченно попавшую в силки или капкан. Фразам кобеля оставалось только либо уйти на дно, в обволакивающую темноту корней растений, либо умереть, так и не донеся до меня полный смысл сказанного.
Неожиданный, для меня самой вздох, заставил меня на чуть-чуть обрести реальность, или мне лишь показалось? Воздуха отчего-то катастрофически не хватало, но я не открывала пасть, что бы начать судорожно его хватать. Переступив с лапы на лапу, я взглядом схватилась за Тьера. Он не был той спасительной соломинкой, что помогало бы мне держаться, но глядя на него, становилось легче. Может, совсем нелогично или только иллюзорно, но легче. А потом все треснуло, хлынуло. Не потоком, но уверенными струйками, точившими тот слой льда без особой силы, но без единого намека на провал. Лапы сами преодолели то незначительное расстояние, что отделяло меня от Тьера. Уткнувшись лбом в его светлое плечо, я закрыла глаза, не спеша вдыхая запах, ласкавший ноздри, а в ушах стояли только два слова: не уходи.

Офф: наркоманско, немного. И я совсем уже отошла от намеченного, но да ладно. Ты ведь не против? хд

Отредактировано Asso (2012-08-02 17:26:08)

+2

8

Just one smile and I'm wild
One smile and I'm ready to die
'Cause you're so beautiful

Нет, не так, все в этой гребанной жизни не так. Это не моя история, и я не должен иметь к ней никакого отношения. Ее действия волнительны, словно я стою у пропасти Рая; толкни легонько, и я погружусь в тот Мир, где мне не придется притворяться, а главное не будет той войны, которую устроили между собой мой мозг и исполосанная желанием душа. Но почему-то демоны внутри исцарапали все легкие, уже добирались до сердца, пытаясь прекратить мою жизнь. Такое впечатление, что я неудавшийся плохой-мальчик, кто должен был затащить в этот Мир Армагеддон, но как всегда властью завладело то, с чем не сравнится даже сам Люцифер. Он жалко подыхал внутри, испепеляясь моими эмоциями. Но на морде белоснежной как всегда холод и нарисованная улыбка, что заставляет смотрящего верить в лучшее. Я вдыхал большими порциями воздух, будто осознавая, что он вскоре мне не понадобится. Я задохнусь, я больше не буду понапрасну переводить кислород, но только что бы не быть сейчас здесь. Эти серые стены неведения давили сильнее, чем ее искореженная непонимание славная мордочка. Я хочу, чтобы она всегда улыбалась, хочу, чтобы она вообще позабыла такие слова, как грусть, печаль, депрессия... и главное боль. Я ведь сильный, мне всегда внушали это, тем самым заставляя верить в себя, укреплять свои силы и просто продолжать чертову жизнь, ведь я многое могу. Но зачем я остался с ней, зачем завязал эту дебильную игру, у которой, возможно, будет один из неприятных окончаний в моей жизни? Что бы в очередной раз сделать больно себе? Я должен бороться за свои желания, возможно должен бороться и за нас. Она как всегда будет спасена, ведь все это дивная сказка, у которой заложен свой хэппи энд. В ней кочуют два монстра: один страдания и боли, другой же отвечал за то, что мне желанно. Но не обман ли, я боялся сделать этот первый шаг.
- ты верно забыла, с кем играешь? Ассо...
Словно облупившаяся краска, рассудок плавно покидал мои владения, когда вдруг неожиданно я почувствовал ее на себе. Ассо мягко прикоснулась своим лбом в белое плечо, глубоко вдыхая и равномерно выдыхая, чуть колебля мою лохматую, местами скомканную шерсть. Содрогнулся. Но не от страха, как это обычно бывает, а от того, что я, оказывается, совсем себя не знаю. Мне были чужды желания, ведь проживая здесь, на зоне, ты можешь мечтать лишь о еде да здравии, которое в любую минуту может разрушить чернобыльский "монстр", что еще тысячелетиями будет сладко править этими землями. Примитивная опасность, желающая забрать твое тело и отдать обратно матушке-земле. Но не это страшно. Baby, join me in death...
Она останется, точно знаю. Тьер, уйди и не трави себе душу. Не ведаешь, кто она, а это не по правилам. Чертовы правила, принципы. Признаться ей? Она ведь не глупая девочка, что ходит в уважаемом строю приближенных. Что делать, не знаю, мозг рьяно пахал, как сумасшедший, подбирая нужные слова, которые смогут исправить всю ситуацию; но тот монстр, что принадлежал лучшему Богу, грелся ее теплом, теперь не нуждаясь в ярком солнце, вдыхая словно все ароматы природы, мне теперь не нужен был кислород, он казался для меня чем-то банальным и пресловутым. По телу вновь пробежался холодок, заставивший меня передернуться на месте и отстранится от суки, сделав пару шагов в сторону.
- кажется, нам уже пора. ты вроде хотела, что бы я тебя проводил? - мягко и искренне улыбнулся так, как не улыбался даже своей матери. - с огромной радостью.

+1

9

Ты можешь с ней расцвести и засохнуть,
Она сожрет тебя, как цветок тля,
Но все равно, лучше уж так сдохнуть,
Чем никого никогда не любя.

Сколько прошло времени? Время? Что это? А его и не было для меня сейчас. Секунды, что ползли, медленнее, чем столетия, в тоже время сменяли друг друга неимоверно быстро, заставляя сожалеть, что я не могу остановить мир на этом мгновении. Запах Тьера дурманил сознание, заставляя уткнуть нос глубже в мягкую шерсть. Сердце давно металось в груди, пытаясь выбраться за пределы ребер, с каждым ударом причиняя какую-то особую сладкую боль. Его стук раздавался, казалось, неприлично громко. По телу пробегали небольшие, почти невидимые, неощутимы волны дрожи. Что со мной?
Кажется, он что-то говорил? Я вспомнила об этом только тогда, когда почувствовала, что опора, служившая моему лбу пару секунд назад, исчезает. Стараясь вернуть ее, я легким движением поддалась вперед, нос щекотнуло шерстью, а через мгновение тепло, излучаемое Тьером, совсем исчезло. Я открыла глаза, осеклась в своем коротком маневре. Запоздало понимая ситуацию, я смущенно отвела голову в сторону, буравя взглядом кусок серого бетона. Сложно было представить, что стало бы с несчастным остатком стены, если бы мой взгляд был материален. До сознания наконец дошли слова, сказанные кобелем, но я не нашлась, что возразить. Он был прав. Поддавшись минутному чувству, я совсем потеряла контроль над собой, как неразумная сука на первом свидании. А минутному ли? Даже не хотелось об этом думать, однако, мозг тем временем ринулся в скачку, прыгая с мысли на мысль, как одержимый.
- Кажется, нам уже пора. Ты вроде хотела, что бы я тебя проводил? - я не стала дослушивать, решительно двинувшись мимо него в сторону лагеря, ловко лавируя, среди покореженных обломков дома. Злость сыпалась с меня, наверное, яркими искрами, но за ней пряталось только сожаление. Нет, он не настолько глуп, чтобы ничего не понять. Очевидной причины перемены в нем я не видела, да и не хотела видеть. Мозг тут же стал разрисовывать самые мрачные картины, а челюсти до боли сжались, душа невидимый приступ горечи и досады.
-Да кто он такой, чтобы.. - прошипела себе под нос я и обернулась. Глаза, искавшие глаза Тьера, блестели от гнева и разочарования, но как только достигли своей цели, мгновенно потухли, вновь покрываясь тонкой корочкой льда. Сердце снова забилось в груди слишком отчетливо и ярко, но уже не отбивало тот неистовый ритм, а постепенно угасало, пока не добилось одного ничтожного удара на большой промежуток времени.
-Неужели это действительно то, чего ты хочешь? - голос дрожал..нет, звенел ледяным безразличием, что, конечно же, было далеко не так, - Тьер.. - позвала я одними губами, желая, чтобы он понял мои чувства, но еще больше желая, чтобы он никогда о них не узнал.
Постепенно отводя от кобеля свой взгляд, я, в который за сегодняшний вечер раз, вздохнула. В этом вздохе опрокинулась вся печаль и тоска, собравшаяся во мне за пару минут в огромном количестве и беспощадно жалившая меня в самое яблочко. С силой выпуская из легких воздух, я отвернула морду, желая раствориться в этом вечере, забывая недавние события. Налетевший ветер тормошил шерсть, принося прохладу и какую-то особенную свежесть. Пожалуй, будь он сегодня сильнее, я бы отдала ему на растерзание мои мысли, оставаясь наедине с чистой головой, незамутненной глупыми чувствами.

Отредактировано Asso (2012-08-02 19:18:20)

+2

10

Она недовольно закатила глаза, рассматривая вновь мои помутневшие черты острой морды, а я и рад этому, ибо вновь могу греться тем мимолетным мгновением, когда ее взгляд гуляет по моей плоти, с каждым разом все более прорезая щель к чему-то сокровенному. Я так крепко пропал в суматошной жизни, что совсем сбился со счета времени и, кажется, совсем упустил тот момент из виду, когда посмел включить ту хитрую игрушку, которая отвечала за неземное и такое гиблое чувство. Она злится и продолжает смотреть в мою сторону, легко угадывая мое состоявшееся настроение. Одержимый невообразимым, делал все, чтобы она быстро изменилась во взгляде. Улыбнулась. Так, как умеет только она, в то время аккуратно играя на всех струнах моей искореженной болью души. И я хочу этого. Хочу вновь чувствовать этот наркотик, что сочится тоненькими струйками по сетям синеватых вен и вонзается в кровь, снабжая тем, что так необходимо для полного расслабления. Словно выдавил убогую улыбку, заставляя ту сотню плетеных мышц напрячься и показать то, что облепленно грубой и неприкрытой фальшью. И она не поверит, она слишком хорошо меня знает.
- неужели это действительно то, чего ты хочешь? - досадно осознавать всю печаль ситуации, но я здесь, и я, к глубокому сожалению, никуда не смогу испариться. Это будет не правильно, и, более того, навязывать себе очередные ночные кошмары не больно то и хотелось. Пробужу злую совесть, а что дальше? Она будет изгрызать изнутри все живое, плотоядно и даже фривольно облизывая огненным языком то, что давно пало к холодным ее лапам - мое все. Так странно. А она ведь даже и понятия не имеет, чем дышит это больное сердце, откуда берет силы биться и гонять кровь бурными потоками по всем канальцам истощенного тела. И я все равно боюсь этой священной привязанности.
Поник мордой, соскребая взглядом с земли то, что больно кололо нежные подушечки передних лап. А я и понятия не имел до сего момента, что стою на мелких, еле заметных крошках битого стекла, созданного людьми. Сделал последний сильный упор, вдавливая все, что только можно было, и исказился во взгляде, скалясь и совсем забывая о той продолжительной и неловкой паузе. Мне бы только испариться.
- каждый развлекает себя так, как может, - прошептал, стиснув зубы и все так же всматриваясь в стеклянную пелену, что продолжала прорезать в моих нервах болезненные дыры. Воображая не совсем фантасмагорическую тему, наверно не стоит делать из этого глобальную трагедию, загоняя в стены мрака по не воле Бога и остальных, зла мне совсем не желающих.
А в области сердца мышцы потихоньку сокращались, продолжая сдавливать мое сухое и неровное дыхание. Я нуждаюсь в ее лучистых глазах.
Но все, что требуется для трезвой оценки происходящего вокруг - на мгновение забыть о физической составляющей, об ущербности мышления тех, от кого ждешь отклика; если прикинуться таким же клиническим идиотом, как и они сами, как они хотят, как они привыкли - мгновенно становишься душой компании, центром вселенной. Ты получаешь то, что видишь, то, что находится в поле твоего зрения, потому как иного не существует; предательская субъективная реальность похожа на течение бурной, несокрушимой реки, для которой в английском языке есть хорошее прилагательное "unstoppable"; в пенящемся неуправляемом потоке пропадает все то, что ранее стояло на поверхности. Оно вроде бы еще есть, но его уже категорически нет и ничего с этим не сделать. А я и не пытаюсь. Она требует тех объяснений, от которых я рьяно отказываюсь, а на деле это выходит лишь молчание, от которого так старательно убегает она все это гребанное время.
- кажется, время лечит. Нет, на деле оно только все усугубляет. И я не знаю, что это. И ты не узнаешь, - резко проворчал я, вновь затрагивая окровавленную рану.

+2

11

Нет, то были не слова, а плавленое железо, что жгло не только уши, но и самую суть, самое нутро. Маски, маски, маски.. сколько можно? Я так устала. Устала носить все эти обличья. И зачем ты все усугубляешь, глупый? Натянутые до предела нервы, и вот на морде не осталось того холодного безразличия. Оно оказалось погребено под слепой ненавистью, что рождал этот кобель. Губы медленно растягивались, оголяя белые клыки, в горле заклокотало тихое рычание. Миг, и, сдерживаемые внутри чувства, выбрались наружу, сметая все мои принципы, устои, лица. Я безрассудно рванула вперед, стараясь добраться до Тьера, до его горла, до его сущности. В голове, подобно одиноко мигающему сигналу светофора, стучало лишь одно чувство - чувство той самой ненависти. Едва сомкнув челюсти, слегка прикусив кожу кобеля, я вздрогнула, почувствовав резкую боль в лапе и почти не уловимый запах крови.
-Стекло, - пробубнила я, находясь все в той же позе, что мгновение назад, не убирая зубов с горла Тьера. Комично, наверное, выглядело, но обожженный мозг утратил способность трезво думать, ничтожно медленно переваривая информацию.
«На автомате» отшатнувшись от кобеля, я сделала несколько неуверенных шагов, случайно выбирая направление. Каждый шаг заставлял болезненно морщиться, лишь отчасти из-за порезанной лапы. Что я делаю? Взгляд бессмысленно блуждал по обуглившимся обломкам стен, тщетно пытаясь найти то, за что можно зацепиться. Тело била мелкая дрожь,  мне было страшно. Нет, я не боялась его, или его реакцию на происходящее, я боялась себя.  Смотреть на Тьера не хотелось; во мне все еще бурлили те чувства, что толкнули на то безрассудство, разбавляемые растерянностью. get away, please.
- Оставь меня, - ледяной усталостью произнесла я и, чуть помолчав, добавила. – Не хочу тебя видеть, Тьер.
Что я делаю? Этот вопрос не давал мне покоя, забираясь глубоко в голову. Чего я добиваюсь? Он смог перевернуть мой тщательно построенный мирок, не прилагая особых усилий, но сам будто и не подозревает себя в этом. Или делает вид. Я поморщилась. Он не такой, совсем нет. Так, по крайней мере, хотелось думать. Иначе, мне не хотелось признавать, что меня так легко переломить, заставив показать истинную сущность, не "закутанную" в сто одежд повседневности. I've never been perfect, just like you.

Офф: ай, прости за корявопост. х)
И не уходи никуда, Ассо выкобенивается. хд

Отредактировано Asso (2012-09-14 19:51:07)

+2

12

Поддаться вперед и не заметить растоптанную песочную крошку, что уже которую минуту подряд нежно массировала обреченные мои лапы. Споткнулась, осеклась. О чем она думает? По видимому, смог завербовать ее истощенное сознание, таки переманив на свою сторону. Такую жалкую и в кой-то веки беспомощную. Но что поделать, Господь Бог куда лучше знает, чем заняться нам на этот вечер, и, я полагаю, выбор сделал он не один из лучших. Всю жизнь стены и преграды, попыток прокусить мое желанное многим горло и почувствовать в качестве презента и победы этот Божественный напиток, элексир жизни, что никак не дает им покоя, было предостаточно, чтобы повысить свои навыки. Свыкся, что поделать, мы на зоне отчуждения, где каждой твари по паре, соображая свой драматичный ковчег. Презренно остерегаясь, я, кажется, должен был уплату за неправильно сказанные мысли по этому поводу; понятие пришло довольно быстро, особенно тогда, когда тонкая кожица на вытянутой шее почувствовала добротное прикосновение клыков, слегка сжимавших мои дыхательные каналы. Желанние задушить, как и у меня напасть, прежде оповестив грозным рыком сквозь оскалившиеся зубы, но я стоял как вкопанный и тупо наслаждался тем горячим моментом, когда розоватый язык от безысходности слегка облизывал запыленную шерсть, заставляя трусить задние лапы. Признаться себе в страхе порой бывает ужасно тяжело, когда считаешь себя более менее мастером, но гиблое осознание подавленного мозга тихо рушило все стереотипы, а с этим и мир вокруг, который привычным ходом в потоке вечернего вальса словно дает деру. Порвав все те нити, я преобрел очередную порцию в морду - страх перед ней, ненависть из-за непонимания; отчужденно закрываю глаза и молю, чтобы свело ее мышцы, и она не раскрыла своей пасти, пока я под предлогом бравого мазохиста упиваюсь тем, что спасительным кругом заглушает боль куда менее гуманную. Ее кровь. Она не бежала ручьями, нет, лишь пропитывала сухую вековую землю своими рубиновыми каплями, а меня задорила своими багровыми оттенками, заставив набежавшую слюну вдруг сглотнуть.
Чуть повернул морду в сторону истощавшего тела Ассо, слегка прикасаясь своей щекой ее, пока та вновь не решилась отказаться от начатого. Отстранилась, словно пробудившись; облили холодной водой, а с тем страх какой-то обреченности, незаконченности. Я навсегда запомнил тот ее тревожный взгляд, когда она словно молила небеса за объяснение невменяемости и за план, по которому можно было понять всего меня. Право, он бы и мне не помешал.
Нарошно остерегаясь, она просила меня о неисполнимом - просто так же испариться, как я делаю это на дню и не по разу. Ведь это так просто - развернуться и уйти, пытаясь на хвосте утащить ту половину себя, которая так рьяно желала остаться. Я развернулся, как она и хотела, я сделал несколько не торопливых шагов в тишине в ту сторону, куда путь держал, но грузно выдохнул и с тем, под нитями лихого куклавода (ему не было равных), осекся, вновь ловя на мысли, что совершаю непоправимую глупость. И где тот старомодный ловелас всегда в себе уверенный, самовлюбленный и не на долю эгоистичный?
- не осеклась бы, ушел, - грубовато пробуровил я, постепенно смягчаясь как во взгляде, так и в тоне. - ты ведь не хочешь этого. Твои предрассудки - угнетение, а я не могу надышаться запахом твоего тепла. Высоко шагая какими-то мелкими, но вполне уверенными шагами, восстанавливал форму, возвращая то, что так рьяно пыталось отдалиться от моей паутинистой утопии. - и я обещался проводить тебя до базы. Не иначе, тебе придется выслушивать эти вечерние бредни, ибо ты уж давно посмела вторгнуть то, чем я не был награжден на протяжении всей своей прожитой жизни. Растянулся в широкой улыбке, пытаясь зажечь тот фальшивый огонек своих темных глаз, и слегка соприкоснулся корпусами, проходя мимо, обвивая тонким хвостом изящный изгиб шеи, изучая каждую нежную линию, тихо перебирался к торсу, забывая совсем о том, что не иначе, как материально. - идем же домой. Быть может повезет, и мы еще застанем рассвет в плотном завтраке и уюте. Я покажу, - сумбурно повышая тонус, настраивался на безразличие. Но хоть убейся, у меня сломался выключатель.

+2

13

Have nothing to say
At least I can play
New worries is coming day by day

Еле слышное шуршание и что-то оборвалось во мне - он уходил. Уходил, как и просила его. Не дышала, чуть жива, лишь бы этот миг поскорее кончился, лишь бы случилось так, чтобы я его никогда не помнила, но чудеса вряд ли бывают. Уходил, как и просила его. Отчего же так невыносимо тоскливо стало, будто делаю что-то совсем уж глупое, будто лишилась разума вдруг. Тяжелый выдох Тьера и грубоватый голос, что вновь резал уши, заставляя почувствовать какую-то свою остроту слов, но вместе с тем понимать, что заветнее них ничего и быть не может, а я все не смела дышать. Прокручивая в мыслях слова его снова и снова, как-то по-особому таяла, вторым планом пытаясь припомнить, испытывала ли что-то подобное. Только тогда, когда легкие начали отчаянно бунтовать, требуя хоть ничтожную дозу кислорода, я сделала короткий вдох, боясь перестать ощущать то ни с чем не сравнимое забвение. Дыхательные органы перестало разрывать, но остальные чувства остались на своих местах, донося до меня осознание того, что мне не показалось: я и вправду слышала слова Тьера, я и вправду оказалась по-своему счастливой (?). Полоснул мой взгляд улыбкой, даря нежные прикосновения, от чего по телу поползли мурашки, грозясь перерасти в мелкую, словно градом бьющую дрожь, что была заметна и Тьеру. Silk. Я смутилась, заметно залилась бы краской, не будь прикрыто мое тощее тело шерстью, но внутри уже горел настоящий пожар, подогревая меня, мое нутро. Благо, что только внутри, хоть и получалось у него выбираться наружу, конечно, не сильно, но приметно. Иначе, потерялась бы в смущении, не привыкшая показывать такие чувства, а еще хвалилась самообладанием.
- идем же домой. Быть может повезет, и мы еще застанем рассвет в плотном завтраке и уюте. Я покажу, - слабо кивнула в сторону Тьера, сопроводив это каким-то странным "угу", а в низко нависшем небе не громко зазвучал раскат грома, оповещая о скором дожде. Похоже, мы действительно застанем рассвет в "уюте". Природа любила "радовать" погодой, что уж говорить про аномалии, но мне совершенно не было до этого никакого дела, я была далеко отсюда. Далеко, но до непривычного рядом с тем, который занимал всю мою сущность теперь. Угроза жизни и та вряд ли смогла бы пробраться до моего сознания, если, конечно, не позволила сама ей там очутиться, но находясь в состоянии эйфории, хотелось иметь под боком прибор, останавливающий время. Прохлада, что пришла с наступлением ночи и еще не была потушена восходящим солнцем, приятно холодила воспаленный организм, забиваясь под тонкую шерсть, остужала горячую кожу. Выдохнув, поняла, что безумно хочу касаться Тьера, касаться его души, а потом сходить с ума, касаясь его тела. Ах, Ассо, как же тебе будет не просто с твоими желаниями. Вопроса "почему" и не требовалось, ведь, наверное, это будет по-настоящему далекое странствие, путешествие к далёкой цели, прежде чем он позволит мне все вольности. По неожиданно проснувшейся наивности хотела верить, что это не так, что мы думаем и чувствуем во многом одинаково.
С неба, наконец, засочились первые капли, глухо ударяясь об сухую землю, прибивая пыль к самой почве, но не сразу, а давая ей возможность несколько вознестись над поверхностью, и она так и поступала, частично попадая в нос. Я чуть похолодела: как бы самой не уподобиться той пыли, будучи вознесенной лучшими чувствами, как бы... пожалуйста, будь осторожней, Тьер.

+2


Вы здесь » Dogs: Madness games » временная аномалия » Теплые Коты. [Weiter & Asso].


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC